Здравствуйте, Гость
| Регистрация | Войти через:
  • Темы видео
  • Педиатрия
  • Детская хирургия
  • Терапия
  • Хирургия
  • Акушерство и гинекология
  • Анестезиология и реанима...
  • Генетика
  • Диагностика
  • Онкология
  • Организация здравоохране...
  • Первая помощь
  • Профилактическая медицина
  • Психология
  • Стоматология
  • Травматология и ортопедия
  • Фармакология
  • Фундаментальные науки
  • Прислать
    видео
    Симптом
    чекер
    Подпишись
    на рассылку
    25/08/2015

    Записки врача: До свадьбы заживет...

    26 декабря. Я возвращаюсь из Москвы в Тюмень на борту салатового большого самолета. В настроении грусть и желание побыстрее наступивших выходных. Немноголюдно. То ли от того, что уже празднуют, то ли Москва опустела от жителей земли сибирской. Не знаю. Отказалась от бортового перекуса, хочется спать и тишины. Ну и чего покрепче если честнее...

    Автор поста: врач невролог Прилепская О.


    Пока дрема заволакивает веки обращаю внимание на проход между пассажирскими креслами.
    Там стоит он, бледный, уставший и... очень красивый, божественно красивый. Встреча глазами и... все. Мне снится Тюмень и елка, огоньки свечей и мои близкие. Тепло и тихо. И я уставшая после конференции и врачебной работы наконец-то отдыхаю: меня ждет дом, моя уютная квартира с интерьером от мастерской интерьера Рублев дизайн, подготовка к Новому году... А потом во сне все становится сине-серым, и белая птица кружит над штормящим морем. Просыпаюсь резко и неожиданно от того, что стюардессы начинают взволнованно быстро ходить по проходу. Говорить резко и коротко. И не по существу. Они невнимательны к пассажирам, они проходят мимо просьб стремительно и неосторожно.

    Я сама спросила "что случилось?", остановив ее на ходу. Мне было "на отвяжись" сказано, что нужен врач, командиру экипажа плохо, не хватает воздуха, и он не может дышать. Мне не хотелось признаваться, что я врач. Зато честно. Хотя коллеги сейчас, как всегда впрочем, заткнут мне рот гайдлайнами и министерскими приказами. Как поет Григорий Лепс в своей песне "Ревность".

    Нехотя встала, прошла в бизнес - класс и призналась, что врач. Девицы смотрели на меня с презрением. Было недоверие и страх к себе прежде всего в их словах: вы правда врач? Нет, блин, неправда, мне же заняться нечем, я так просто решила поиграть в доктора.

    Меня проводили в кабину экипажа. В святая святых. Бледные и напуганные там были все. Аптечка на полу, где ничего. Он смотрел на меня зло и настороженно, а потом небрежно бросил старшему бортпроводнику: вы издеваетесь? Это врач? Меня обидело, хотелось развернуться и пойти восвояси. С собой в дамской сумке также как и в бортовой аптечке ничего. Начинаю спрашивать, огрызается, психует и нервничает. При наборе высоты резко заболело справа в грудной клетке и затем постепенно стало трудно дышать. Думал обшивка где-то не цела, проверили - все в норме. Цианоз губ, лица и верхней половины грудной клетки, вынужденное положение, одышка на вдохе. Фонендоскоп от тонометра, дыхания справа не слышу, тоны сердца глухие и еще какие - то шумы (убейте, не опишу), АД 150/90. При попытке перкуссии он меня оттолкнул, жестко сказав: хватит издеваться, мне самолет сажать надо, а не дурью заниматься с малолетками. В ответ я уже сквозь зубы процедила: посадишь, раз огрызаешься - не при смерти, до свадьбы заживет.

    А ничего нет, ничего!!! И до Тюмени еще 40 минут лету. И сердечко мое врачебное под 130. И душа уже попрощалась со всеми мечтами и планами. А второй пилот и штурман зеленые и юные, как фюзеляж самолета. И глазеют на него во все глаза. И ждут команд. Приказов. Помощи.
    Летим. Вытолкала стюардесс из кабины пилотов, героя истории туда же. В бизнес - классе никого, положение полусидя, кислород. На мое счастье в моей косметичке нашелся анальгин и ампула эуфиллина. Спасибо моя мигрень! Чуть успокоился и стал улыбаться.

    Мы сели. Второй пилот стал первым, а штурман - вторым. Скорая забрала его быстро, пока я собирала разбросанные тушь, пудру, помаду в своей мешочек красоты. Пока получала багаж все уже и забыли о том, что было там, в небе. Пассажиры толпились у ленты и не знали как это было. А я стояла посреди зала аэропорта и ревела от бессилия перед болезнью. От того, что сил не осталось и было пусто на душе. А люди просто проходили мимо.

    А потом был Новый год. Самый волшебный и любимый мой праздник. Я дежурила в больнице с винегретом, мандаринами, кем-то подаренным тортом и крепким кофе. Больных в приемном никого, телевизор, президент и куранты. И возможность начать все сначала, с чистого листа.
    И был звонок. И неизвестный номер. На том конце провода меня поздравлял человек из больничной палаты соседней больницы и говорил "спасибо" и "извини"...

    Этой истории уже 4 года. Андрей сменил авиакомпанию и теперь летает только в международные рейсы. Я редко его вижу, но всегда жду и скучаю. Он не упрекает меня, что моя врачебная зарплата в сумме трех работ гораздо меньше его заработка за месяц, что я называю его белую БМВ Снежинкой, что истерю по телефону когда разлуки долгие, за то, что в моменты ссор говорю: сегодня не хочу ругаться, может быть завтра? Хотя самой хочется бить посуду и орать...

    Мы редко сейчас вспоминаем эту историю. Тогда он чуть не потерял любимую работу из - за ЧП на борту. Долго восстанавливался после плевральной пункции. Долго искал мой номер телефона в списках оформивших авиабилеты 26 декабря. Долго обзванивал других девушек, купивших билет. И разочаровывался, что ему отвечала не та самая доктор.

    Он до сих пор мало говорит мне о любви. Сдержанный и скрытный, молчаливый и собранный, но божественно красивый. И самый любимый мужчина на свете.

    Только однажды он признался про ту встречу глазами в проходе между пассажирскими креслами. Про 2 голубых глаза, изменивших его судьбу... И про свои чувства. Только однажды. Когда делал мне предложение.




    Комментарии