Здравствуйте, Гость
| Регистрация | Войти через:
  • Темы видео
  • Педиатрия
  • Детская хирургия
  • Терапия
  • Хирургия
  • Акушерство и гинекология
  • Анестезиология и реанима...
  • Генетика
  • Диагностика
  • Онкология
  • Организация здравоохране...
  • Первая помощь
  • Профилактическая медицина
  • Психология
  • Стоматология
  • Травматология и ортопедия
  • Фармакология
  • Фундаментальные науки
  • Прислать
    видео
    Симптом
    чекер
    Подпишись
    на рассылку
    24/07/2015

    Чем все-таки немецкие онкологи лучше наших?

    Считается, что сегодня онкологические заболевания во всех странах мира лечат по стандартным схемам и с применением схожих операций и назначением одних и тех же препаратов и процедур. В связи с этим, есть мнение, что разница между лечением злокачественных опухолей в России и в Германии только ли в уровне сервиса (интерьеры палат, качество пищи, внимательность врачей и забота младшего медицинского персонала и т.д.). Так ли это на самом деле?

    Автор поста: врач-статистик Гайдуков И.

    Действительно, у нас много хирургов, которых можно назвать врачами от Бога, достаточное число грамотных диагностов, химиотерапевтов и радиологов. В последнее время в системе здравоохранения проводятся серьезные реформы, многие клиники, в том числе и на периферии, получили новейшее оборудование, апробируются новые методики и препараты, большое внимание уделяется повышению квалификации кадров.

    Но, тем не менее, сухие цифры статистики упрямо утверждают, что заболеваемость онкологическими заболеваниями у нас ниже, чем в Германии, а вот смертность от них значительно выше. Примерно такая же история и с лечением онкологии в Израиле, где только в одной ведущей клинике Assuta http://assuta-agency.ru ежегодно проходят лечение сотни онкобольных со всего мира... В чем же дело?

    Прежде всего, начнем с такого понятия как оперативность всей системы онкологической помощи. Здесь проблемы начинаются уже на стадии установки диагноза. Да, у нас тоже есть новейшая аппаратура для точной и качественной диагностики. Но не везде. Более того, даже там, где она есть, доступ к ней широким массам населения перекрыт множественными труднопреодолимыми бюрократическими преградами.

    Что можно говорить о ранней диагностике онкологической патологии, когда сплошь и рядом встречаешь свидетельства пациентов, обратившихся с характерными жалобами (к примеру, кровь в моче или уплотнение в грудной железе), о том, что с момента первого визита в поликлинику до операции проходят долгие недели, а то и месяцы? И подобные бюрократические проволочки сопровождают несчастного онкобольного на протяжении всего его лечения, изматывая физически и душевно, а порой и вовсе отнимая надежду на исцеление.

    Далее. Человеческий фактор. Да, современная онкология разработала четкие схемы лечения, но, увы, далеко не все наши врачи их придерживаются. Я не буду здесь рассказывать о допотопных методах проведения операций, о некачественной гистологии, спутанных препаратах и прочих прелестях, поскольку это займет слишком много места.

    Классический пример: назначение адъювантной химиотерапии. Что может быть более стандартным? Есть четкие показания и противопоказания. И, тем не менее, многие врачи назначают схему «на глаз», полагаясь на собственную интуицию.

    Очень обидно, что нередко прекрасные врачи, проводящие сложнейшие операции, почему-то употребляют термины вроде «общая дряхлость организма», «я знаю, что я все вырезал» и ссылаются на личный опыт, игнорируя общие схемы. То же самое касается и выбора препаратов для лечебной «химии».

    Но это, увы, еще не все. Даже назначенная по стандартной схеме химиотерапия в странах СНГ порою проводится весьма нестандартно, чему виной как перебои с поставками противоопухолевых препаратов, так и наличие фальсификата на медицинском рынке. Разумеется, качество подобных курсов весьма сомнительно, поскольку результативность схемы, проведенной с альтернативными пропусками тех или иных инъекций, никто не проверял.

    Если мы будем говорить о лучевой терапии и реабилитации онкобольных, то встретимся с теми же недостатками. Страдает оперативность, так что пациенту при проявлении неблагоприятных побочных эффектов или же при обострении сопутствующих заболеваний иногда крайне сложно попасть к соответствующему специалисту. Многие больные жалуются на сложности с «добыванием» талончиков, невнимательность и раздражительность врачей, хамство младшего медперсонала.

    Увы, далеко не во всех клиниках есть оборудование полностью соответствующее мировым стандартам. А там, где оно есть, оно время от времени ломается, что приводит к разного рода казусам. Так что даже в столичных клиниках больные нередко с превеликим трудом «вписываются» в сроки необходимые для проведения адъювантной радиотерапии.

    Уважаемые коллеги, возможно, вам покажется, что я слишком сгущаю краски. Но, если вы зайдете на наиболее знаменитые онкофорумы для пациентов СНГ, то с легкостью убедитесь, что мною описаны далеко не все шероховатости нашенской онкологии.

    Резюмируя все вышеизложенное, я скажу, что основным преимуществом немецкой онкологии является система здравоохранения Германии, которая по праву считается одной из лучших в мире.

    Я знаю, что у нас есть прекрасные врачи, но они не в состоянии вытащить на себе весь воз нашей медицины. Именно система здравоохранения обеспечивает и оперативность взаимодействия всех звеньев, и повышение квалификации специалистов, и соблюдение мировых стандартов, и постоянное обновление всей аппаратуры в клиниках, и ее текущий ремонт, и регулярность поставок медикаментов, и их высокое качество.

    Поэтому говорить о том, что, наш пациент, обратившись к местной платной медицине, избавится от всех описанных выше проблем - по меньшей степени наивно. Ведь платную медицину контролирует та же система. И работают там те же люди.

    Напоследок я хочу остановиться еще на одной положительной особенности немецкой медицины. Практически все наши пациенты, прошедшие лечение в Германии, отмечают отличия в общей атмосфере онкологических отделений – «здесь мы не чувствуем себя обреченными».

    Подобное отношение, то же нельзя «купить», обратившись к местной платной медицине. Почему? Наше сознание, хотим мы этого или не хотим, является отражением сознания общества. И если в странах СНГ привыкли считать онкологические заболевание чем-то вроде неотвратимого рока (у нас ведь в свое время даже диагноз пациенту не озвучивали!) – то повышенной зарплатой это никак не исправишь. Увы, этого не исправишь даже самыми гениальными реформами в системе здравоохранения.

    Для того, чтобы произошли столь кардинальные сдвиги в мышлении наших людей, потребуются десятилетия успешного лечения онкологических заболеваний. Да, коллеги, я знаю, что многие из нас уже сегодня мыслят иначе. Но существуют статистические закономерности, которые мы не в силах изменить.

    Идут реформы, которые, будем на это надеяться, кардинально изменят нашу медицину к лучшему. Но на это необходимо время. Время, которого, увы, нет у наших онкобольных. Поэтому я, лично, сегодня направляю своих пациентов на лечение в Германию. Да, не бесплатно, а за комиссионные. Но я уверен, в своих рекомендациях и в том, что предлагаю наилучший выход из наихудшей ситуации.




    Комментарии