Здравствуйте, Гость
| Регистрация | Войти через:
  • Темы видео
  • Педиатрия
  • Детская хирургия
  • Терапия
  • Хирургия
  • Акушерство и гинекология
  • Анестезиология и реанима...
  • Генетика
  • Диагностика
  • Онкология
  • Организация здравоохране...
  • Первая помощь
  • Профилактическая медицина
  • Психология
  • Стоматология
  • Травматология и ортопедия
  • Фармакология
  • Фундаментальные науки
  • Прислать
    видео
    Симптом
    чекер
    Подпишись
    на рассылку
    13/08/2016

    Травматология. Больное место фрактурологии

    В зимние месяцы гололед добавляет существенных хлопот отечественным ортопедам-травматологам. Количество больных с переломами конечностей вырастает в разы. Казалось бы, в фрактурологии - области травматологии, занимающейся именно поврежденной костной тканью, все просто. Наложили гипс - и жди сращения. Но и здесь есть большие насущные проблемы, которые вызывают беспокойство специалистов. О некоторых из них хотелось бы поговорить подробнее.

    Травмы считаются социально значимой проблемой в нашей стране: ежегодно регистрируется от 1,5 до 2 млн травм, а смертность от них составляет 8,14% (132,8 случая на 100 тыс.) от общей смертности населения. Эта статистика за последние 10 лет, к сожалению, только растет. Социальный аспект заключается в том, что потери трудового потенциала в пересчете на потенциально непрожитые года (для населения в возрасте 16-59 лет) занимают первое место среди всех причин. Эти потери превышают аналогичные даже от сердечно-сосудистых или онкологических заболеваний. По данным Всемирного банка, ежегодно ВВП нашей страны в результате травматизма теряет около 5 млн долларов.

    Ежегодно около 200000 человек получают травмы различной тяжести в ДТП (30 тыс. из них погибает). В Европе этот показатель в несколько раз ниже. За последние 5 лет количество пострадавших с тяжелой политравмой выросло в десять раз. Первичная инвалидность от переломов костей в общей структуре инвалидности трудоспособного населения занимает второе место и составляет 13%, в то время как в развитых странах - 5-6%. Адаптироваться к жизни в новых реалиях и в условиях ограниченных возможностей инвалидам помогает проект "Доступная среда", подробнее о котором можно узнать на сайте http://icall.su/.

    Такая неутешительная статистика объясняется, в первую очередь, применением устаревших технологий лечения травматологических больных. До недавнего времени единственными методами этой терапии были наложения гипса и скелетный фиксатор. Таким образом, сращивания, например, бедра приходилось ждать минимум шесть месяцев при условии, что человек находится в лежачем положении. В мире же за последние 40 лет для лечения переломов используют много альтернативных методов, например, пластины - металлические устройства, которые вживляются в тело человека для улучшения процесса сращивания. Они не ускоряют сращения перелома, но пациент не прикован к постели - он может двигаться, начиная со второго дня после травмы. 

    Но для применения такой, казалось бы, перспективной технологии у нас существует много препятствий. Вот, кстати, история возникновения металлических пластин. Сначала их производили только швейцарские и немецкие специалисты. В Советском Союзе в 1952 году был разработан фиксатор (балка Климова) - металлическая пластина для остеосинтеза, которая вводилась в продольные прорези для фиксации. В конце 1980-х годов начала работать Ассоциация остеосинтеза, которая производила аналогичные швейцарским металлические пластины, налагаемые на поверхность кости. Одним из ее основателей был академик В. Гайко, который и сейчас руководит Институтом ортопедии и травматологии. Их разработки охотно вводили не только в Советском Союзе, а также в других странах (например, в Арабских Эмиратах). 

    Советские пластины производили из нержавеющей стали, по ГОСТу - качество было отличное! Но в 1995 году Ассоциация остеосинтеза прекратила свое существование и запасы советских пластин постепенно иссякли. Зато начало расти количество изделий медицинского назначения (в том числе и металлические пластины), которые можно считать контрафактными. Представляете, пластины или стержни, которые имплантируются в тело пациентов, элементарно магнитящиеся?! Когда винты «подпрыгивают» к магниту, это, конечно же, может привести к ранней коррозии и осложнениям со стороны почек, печени и других внутренних органов. В худшем случае - возникает остеомиелит. Нагноение может появиться через неделю или через несколько месяцев и закончиться фатально.

    Качество металлических изделий, имплантируемых в тело человека, должны проверять сами врачи. Доктор должен держать в кабинете магнит, обращать внимание на качество полировки и внимательно читать то, что написано на изделии. На каждом из них должна быть маркировка. Оптимальный вариант, принятый в развитых странах, - нанесение меток лазером. Должна быть указана фирма-производитель, время изготовления, изменение и т.д., то есть все необходимые данные. Тогда, в случае нагноения, пластину можно вынуть и доказать, что виноват производитель. А если врач вживил контрафактный продукт - вся юридическая ответственность лежит на нем.

    Так продукции каких производителей можно доверять? К сожалению, «халтурят» все - независимо от страны-производителя. Конечно, так исторически сложилось, что большинство контрафактных изделий поступают из восточных стран. Но в то же время там есть сертифицированные производители, которые поставляют металлические изделия высокого качества. Должен быть жесткий контроль и со стороны государства - тогда и не будет осложнений.

    Также стоит затронуть и некоторые другие проблемы в области травматологии. Научная мысль и профессионализм наших врачей идут далеко впереди технического оснащения их рабочих мест. Применение современных методов оперативных вмешательств, которые позволяют быстрее активизировать больных, сдерживается отсутствием в большинстве лечебных учреждений имплантатов и инструментов для выполнения блокирующего интрамедуллярного и накостного малоинвазивного остеосинтеза. Только 12,5% травматологов в своей практической деятельности применяют электронно-оптический преобразователь (устройство, показывающее, куда вводить винты), а в абсолютном большинстве 73,8% используют устаревший подвижной рентген-аппарат «Арман». 

    Только 61,4% врачей имеют возможность использовать во время оперативного вмешательства ортопедический стол, а существующие - не рентген-прозрачные. То есть, если хирургу приходится во время операции, например, сделать рентген ноги, он вынужден держать ногу в руках перед рентген-аппаратом. У 15% врачей-травматологов вообще нет в операционных набора стандартных ортопедических инструментов (распатора, долота, шила и др.) для выполнения хирургических вмешательств на костях, то есть каждый шестой врач-травматолог не имеет возможности качественно и атравматично выполнить операцию и использует ненадлежащий «подручный» инструмент. Треть инструментов приобретено более 20 лет назад! А в 7% случаев в операционных вообще нет никакого электрического оборудования!

    Хочется еще добавить, что нормы нагрузки на одного врача стационара ортопедо-травматологического отделения остались такими же, как были 40 лет назад. Эти нормы рассчитаны на большие, 40-кроватные, отделения. Но тогда врач мог подвесить на переломанные конечности пациента гирьки и только периодически их поправлять и вести дневник. В настоящее время 18 больным из 20 нужны оперативные вмешательства. В то же время средства местных бюджетов не позволяют оснастить все 40-кроватные районные отделения травматологии современной аппаратурой и оборудованием.

    Ну и конечно стоит сказать, что 60% врачей из периферии страны нуждаются в курсах повышения квалификации. Научные конференции (тем более иностранные) доступны очень ограниченному количеству специалистов. К сожалению.




    Комментарии